Джайлс Смит: размышления по четвергам

В то время как искрометное выступление на прошлых выходных всё ещё свежо в памяти, Джайлс Смит пишет о том, что не упоминалось в день матча, и о том, видел ли он подобное ранее… В прошлую субботу на стадионе был фантастический фейерверк. Мы просто готовились к выходу команд на поле, и внезапно, в честь 5 ноября, вся крыша стадиона вспыхнула, и сверкающие искры унеслись в направлении «Хитроу». В результате те установки для фейерверков, которые используются на «Уэмбли», показались слегка видоизменёнными зажигалками. Небо было заполнено оставляющими за собой хвосты ракетами, прямо как на Олимпийских играх в Пекине, но лучше, поскольку ни одна из них не была подрисована для телетрансляции с помощью компьютерной графики. Ну и после фейерверка мы смогли посмотреть футбол, а не олимпийские дисциплины. В общем, спасибо за шоу. Жалко только, что это шоу состоялось перед игрой, а не после неё. Было бы крайне уместно увенчать уничтожение «Эвертона» со счётом 5:0 поджогом неба сразу после финального свистка. А впрочем забудьте. После того, чему мы стали свидетелями, любое шоу с фейерверками смотрелось бы бледно, каким бы дорогим и захватывающим оно ни было. Если честно, в этот момент серебряный фонтан мог бы забить на высоту четырёхсот метров и сложиться в портрет Кена Бейтса, а мы бы сказали «ну-ну». Единственное, что можно делать после такого матча – это стоять, провожать команду аплодисментами, а потом отправиться домой и восхищаться всю оставшуюся неделю, а может и дольше. Поправьте меня, если я что-то упускаю, однако это выступление против «Эвертона» было самым совершенным в исполнении «Челси» на моей памяти. Теплота, обожание и вострог, с которыми игроков провожали с поля в концовке практически безупречного первого тайма, когда счёт был 3:0 и победа фактически была обеспечена, были беспрецедентными, по меньшей мере в рамках моего личного опыта посещения матчей на «Бридже». Единственное, с чем я могу это сравнить, — это тот экстаз, которым сопровождался уход команды в раздевалку после первых 45 минут уничтожения «Барселоны» в первом матче четвертьфинала Лиги Чемпионов 2000 года. В тот раз было забито три гола за восемь минут – два Туре Андре Фло и один Джанфранко Дзолой, 20-летие прихода которого в клуб мы отмечали на этой неделе. В тот вечер я сидел очень высоко на Ист Стэнде – примерно там, откуда позднее запускали субботние фейерверки. Расстояние до поля не имело значения, поскольку само зрелище притягивало к себе. Я не знал, обнимать ли самого себя или щипать. Однако в то время как в 2000-м «Барселона» зловеще (по-настоящему зловеще, как оказалось) отыграла один мяч во втором тайме, во встрече с «Эвертоном» интенсивность, скорость, резкость и общий уровень игры периодически проявлялись и во втором тайме, и два гола редкостного качества довершили разгром. По любым меркам это была выдающаяся серия, и было честью стать её свидетелем. 2:0, 3:0, 4:0, 2:0, 5:0. Шестнадцать голов забито и ни одного не пропущено на протяжении семи с половиной часов  просто-таки совершенного футбола. Ну да, кое-кто из соперников на протяжении этой серии был не из сильнейших. В особенности, думаю, «Манчестер Юнайтед». Однако никто не будет спорить, что матч с «Саутгепмтоном» стал серьёзным испытанием на выезде. «Лестер» приехал в гости в ранге чемпиона. Ну и «Эвертон» в наши дни громят довольно редко. Возможно, самое замечательное в этом матче было то, что Тибо Куртуа было вообще нечем заняться. Он действительно мог бы переодеться в одежду, в которой приехал на стадион, взять почитать журналы или ответить на несколько электронных писем, если учесть объём его реального участия в игре. Такова была степень, до которой игра находилась под контролем на остальных участках поля, всюду, где это было важно. Я не смотрел передачу Match of the Day в тот вечер, но, вероятно, в репортаже о нашей игре отсутствовали два слова, даже в расширенном обзоре. Этими словами были «Куртуа» и «Лукаку». Больше и говорить нечего. Игра велась совсем в других зонах. Весь стадион звенел – впервые, но наверняка не в последний раз – именем тренера, а также небольшим изумлением. В этих условиях трёх очков было явно недостаточно. Мы должны были получить ещё одно за представление, два за уровень сложности и ещё три за артистизм. Люди жалуются, что ночь Гая Фокса выбилась из рамок отведённой ей даты и теперь растягивается на недели в обе стороны. Я несогласен. Пусть между нынешним моментом и маем будет ещё много таких ночей. Коротко вернусь к теме Джанфрако Дзолы: однажды мне повезло натолкнуться на него на парковке после матча – это было после того, как он покинул нас – и он был так добр, что дал мне автограф. Это, конечно же, был важный момент и ценный сувенир. К сожалению, это был тот же самый клочок бумаги, который я использовал минутами ранее в смешанной зоне для СМИ, получив ещё один автограф давно покинувшего «Челси» игрока, который оказался куда менее легендарным. Так что теперь я являюсь владельцем клочка бумаги, на котором в одном углу стоит подпись, возможно, самого талантливого игрока, когда-либо носившего футболку «Челси», и человека, техника которого оставила у нас бесчисленные незабываемые воспоминания, а в другом – подпись Адриана Муту. Думаю, это палка о двух концах. Полагаю, я всегда могу что-нибудь придумать с помощью ножниц. С другой стороны, такие истории можно рассказывать детям – практически библейская притча.