Джайлс Смит: размышления по четвергам

Два колумниста официального сайта «Челси» обычно разделены средой, однако недавно они сошлись вместе. Вот что случилось, когда Джайлс встретился с Пэтом… Было кое-что, что я хотел сказать Пэт Невину, моему коллеге-колумнисту на этом сайте, когда однажды я впервые встретился с ним. Я хотел сказать ему, что он был игроком, который вынудил меня перестать болеть за «Челси».  Это было в 1988 году. Наш клуб восстал из пепла и провёл успешный сезон во Втором дивизионе и два сезона в элите, которые были такими захватывающими и конкурентоспособными, к каким многие из нас привыкли.  Однако затем мы потеряли тренера, Джона Нила, из-за проблем со здоровьем, и вновь вошли в полосу упадка, результатом чего стал ещё один вылет и решение продать Пэта Невина в «Эвертон» — решение, которое я, кажется, воспринял очень близко к сердцу. Если честно, моя реакция – которая, по зрелому размышлению, представляется безнадёжно вздорной – заключалась в том, что, раз клуб ведёт себя подобным образом, он может попрощаться за одно и со мной.  В общем, раз Невин отправлялся на север, я тоже отправлялся на север. Или, по меньшей мере, отправлялась моя лояльность (всему есть предел). «Да, я теперь болельщик «Эвертона», — начал говорить я людям. — Я перекинулся к «Эвертону»».  Не стоит и говорить, что для меня ничего из этого не вышло. В действительности, моё увлечение «Эвертоном» продлилось около двух с половиной дней, а потом я вернулся. Ведь, как знают все болельщики, нельзя – и невозможно – менять команду. И уж в любом случае не на «Эвертон». Так же верно и следующее: никакой игрок не может быть больше клуба. В особенности, полагаю, Пэт Невин (ростом 168 см).  Так что это была просто бессмысленная вспышка гнева. Но что поделать? Когда распались Take That, работали «горячие линии». А в восьмидесятые ничего такого не было на тот случай, если ваш клуб сбагривал вашего любимого игрока. «Горячих линий» психологической поддержки просто не существовало. Приходилось искать собственный способ пережить это. Возможно, наше поколение немного сильнее и способнее, ведь оно жило в то непростое время. Не знаю, это разговор на другой раз. А вот что я знаю – так это то, что Пэт Невин был прекрасным игроком, подход, характер и отношение которого к футболу очень о многом говорили нам в то время. Очень о многом.  Однако перенесёмся в настоящее, когда всевидящий и всемогущий редактор сайта подумал, что будет неплохо, если он сведёт меня с Пэтом Невином, чтобы а) я смог сделать вышеупомянутое признание ему лично, и, б) что более важно, чтобы появилась возможность того, что этот разговор предоставит мне материал, который можно припасти на дождливый день, который мы, футбольные журналисты, называем «перерыв на матчи сборных». Ведь, давайте будем честны, нередко бывают моменты, в которые можно написать колонку на сайта «Челси», посвящённую тому, насколько ты ненавидишь матчи сборных за то, что они мешают тому, что действительно важно. Поэтому, вместо такой колонки, ниже приведены выдержки из моей недавней беседы с Пэтом.  (Которая, так уж вышло, состоялась за чашкой кофе на территории «Челси», в одном из помещений под трибуной Мэттью Хардинга, за несколько часов до матча с «Эвертоном». Пэт забыл свою членскую карту, но оказалось, что персонал в курсе, кто он такой).  1. Он хотел покинуть «Челси» в 1988-м не больше, чем вы или я хотели, чтобы он покинул «Челси». «Я был подавлен, — сказал Пэт. — Мне не предложили контракт. Я говорил – предложите, и я подпишу. Позднее я понял – а, вам деньги нужны…» Сумма составляла 925 тысяч фунтов. И в те времена это была куча денег. Конечно, это и сейчас куча денег, если не говорить о футболе. В день, когда он был продан, Невин, пребывая в смятении, «поднялся по ступеням и сел на главной трибуне, наверху, и наблюдал за закатом. Это как когда пускают музыку в конце фильма. То есть у меня не было привычки ощущать себя как будто в кино, однако в тот момент…» 2. Широко распространённое мнение (которого придерживался и я) о том, что у Невина был «врождённый талант», совсем не соответствует действительности. Всё в том, как он играл – скорость, контроль мяча, воображение – было заложено в него отцом. Бывший боксер, который потрясающе разбирался в спорте и образовании, Пэт Невин-старший вырос на «Селтике» шестидесятых, видел, как они тренируются под руководством Джока Стейна и знал упражнения, которые они использовали. А ещё он обучал Эленио Эрреру, суровую легенду тренерского цеха Аргентины, который в том же десятилетии привёл миланский «Интер» к величию и который был изобретателем множества тренерских приёмов, о которых сейчас люди говорят так, как будто Арсен Венгер и Пеп Гвардиола недавно изобрели их. Когда Невин играл и делал восхищающие нас вещи в ту золотую эпоху, казалось, что ему не надо думать, когда он это делает, поскольку он уже обо всём этом многократно думал. 3. То, что он был таким же, как множество людей его возраста, отличало его. «Вообще-то я не очень склонен к соперничеству. И вот сижу я в раздевалке, окружённый всеми этими людьми, которые к тому же являются прекрасными товарищами, но при этом хотят заполучить твою работу. Это самый странный стимул. Мне это казалось интересным, но странным. Я хотел сохранить в своей жизни и другие вещи – музыку, театр, искусство, кино. Поэтому я выглядел чудаком. Хотя очевидно, что как раз я-то был нормальным». 4. Музыка (общий интерес, который связывал многих из нас с Невином так, как мы не были связаны с другими футболистами) стала «чудесным спасением». Музыкальная сцена Лондона в 80-х была прекрасным местом для посещения инкогнито, что всегда привлекало Невина. 5. Однажды Джон Нил действительно заменил Невина в перерыве предсезонного товарищеского матча против «Брентфорда», чтобы тот смог посетить концерт New Order. Также он однажды тайком побывал в середине недели на концерте Cocteau Twins во Франции. В ходе этой вылазки он покинул Харлингтон после тренировки, сел на самолёт до Парижа, а потом на поезд. Обратно он прилетел следующим утром и вновь явился на тренировку. Никто ничего и не заметил. 6. Невин утверждает, что не пил и не пускался во всех тяжкие в этих случаях. Однако он достаточно регулярно оглушал себя. 7. Дэвид Хэй (на фото ниже) занимает очень высокое место в списке величайших игроков, которых Невин когда-либо видел. «Он пришёл к нам и получил травму. Но до этого…» 8. Джон Холлинз, бывший тогда тренером «Челси», однажды увидел, как Невин выходит на вечернюю пробежку вдоль Темзы. Он заорал: «Ты что делаешь? Залезай в машину! Мы что, недостаточно тяжело тебя нагружаем?» Невин, который не нуждался в дополнительной уверенности перед лицом авторитетов, ответил: «Ну вообще-то нет». 9. Он всегда крутил пластинки ради собственного удовольствия, однако слух об этом разнёсся только с появлением Твиттера. Это определённо первый бывший футболист, с которым я беседовал и который крутил музыку в клубе до трёх часов утра этого самого дня. 10. Его любимый диджейский сет – Fun Fun Fun Beach Boys, за ними You Never Can Tell Чака Берри, а потом Heaven Must Have Sent You группы The Elgins. «Неважно, где ты его играешь, под него просто нельзя не танцевать». Можно будет попробовать на «Бридж», если One Step Beyond когда-нибудь утратит свою магию. А он, уж поверьте мне, не утратит. Хотя имейте в виду, что я – тот человек, который думал, что Пэт Невин никогда не покинет «Челси».