Не пропусти
Главная » Последние новости » Пэт Невин: умение справляться

Пэт Невин: умение справляться

Во время матчей сборных игроки проводят большое количество времени в пути, испытывают психологическую усталость и могут вернуться в другой физической форме. Но стоит ли это того? Пэт Невин отвечает на этот вопрос в своей колонке. Как обычно, мы ожидаем возвращения игроков в клубную команду после матчей национальных сборных и, как всегда, переживаем из-за возможных травм или усталости футболистов. Злободневной темой становится то обстоятельство, что некоторые игроки национальных сборных просят главных тренеров своих сборных не ставить их на весь матч, что необязательно радует самих тренеров. Это не заботит тренеров национальных сборных. Они должны делать то, что считают правильным в интересах страны, и их точка зрения вполне понятна. По мере того, как футболисты возвращаются в клубные команды из разных стран и континентов, медицинский штаб и спортивные специалисты будут настороже. Все будет готово для того, чтобы обеспечить лучшую помощь, дать совет и проинструктировать игроков по поводу восстановления, и, несомненно, так всё и должно быть. Я отчетливо помню, как это происходило, когда я возвращался в клуб после матчей национальной сборной. В то время в составе «Челси» не было так много футболистов, выступающих за национальные сборные, поэтому восстановление игроков после матчей сборных не было приоритетной задачей. Основная идея заключалась в том, чтобы вернуться в клуб как можно раньше, несмотря ни на что. У нас не было необходимой проверки, но нужно было снова войти в игровой ритм, привыкнуть к повседневной работе и наладить режим сна. По правде говоря, это не всегда было хорошо продумано, но опять же стоит отметить, что у нас не было огромного медицинского штаба, который бы работал во время тренировок. После матчей сборной Шотландии я иногда возвращался в Глазго в неудобное время (4 или 5 часов утра, если мы играл матч восточнее Германии), и, если мне удавалось поспать пару часов в отеле аэропорта, я был счастлив. Затем с заспанными глазами я должен был попасть на рейс до «Хитроу» в 8 утра. К счастью, «Челси» тренировался в то время рядом с самым большим аэропортом Британии, что несомненно было мне на руку. Если мой рейс задерживался, я частенько мог, глядя в иллюминатор, видеть, как ребята разогреваются перед началом тренировки. И даже в этих случаях я обычно успевал к началу тренировки в 10:30 утра, спустя 12 часов после 90 минут тяжелого матча где-нибудь в Софии, в Болгарии. Пару тысяч километров в пути, практически без сна, и ты дежурным образом, вместо того, чтобы получить выходной, начинал тренироваться с ребятами из клуба, которых не вызывали в сборные. Признаюсь, что я не всегда блистал своей игрой во время подобных тренировок. Ты прилетал в четверг утром, а в субботу в 3 часа дня уже должен был быть полностью готов к матчу, даже если у тебя был шестичасовой переезд в Ньюкасл или Сандерленд в пятницу. Я не помню ни единого дня за 15 лет выступления в сборной, когда у меня была возможность отдохнуть после матчей национальной команды. Ты просто должен был справляться с этим, как и многие игроки делают это сегодня, хотя и с большей помощью со стороны клубов. Сегодня технологии и медицинская помощь, разумеется, эффективнее используются в работе с футболистами, но если ты был или являешься профессионалом, то это должно быть естественно для тебя. Ты должен уметь полноценно отдыхать, но в то же время следить за эластичностью мышц, плавать или принимать ледяную ванну, если это необходимо. В подобных обстоятельствах потребление алкоголя должно быть минимальным, а правильное питание является обязательным условием. На закате моей карьеры, если бы вы меня толкнули, я бы, вероятно, загремел прописанными мне противовоспалительными таблетками. Они, конечно, не считались допингом, но, играя через травмы, ты не просто рассчитывал на них, а и не мог без них обойтись, просто потому, что у тебя не было выбора. Это не жалобы. Просто я бы сделал всё, чтобы быть в строю каждую неделю. Да, возможно, к 50 годам у меня должны были хронически болеть лодыжки, бёдра и ещё несметное количество всего, что должно болеть у профессионального футболиста. Но мне было всё равно. Ты просто должен был справляться с этим, иначе бы не пробился в основу.  Странное дело. У меня теперь в активе два прооперированных бедра, операция на спине, операция на колене и прочие вещи, но я всё равно не стал бы ничего менять. Это стоило того, даже несмотря на всю сложность условий. Другие бывшие игроки, возможно, чувствуют себя иначе. В частности, я по-прежнему могу бегать 4 раза в неделю и играть 90 минут в футбол, если захочу. Боль от моих физических нагрузок приходит на следующее утро, но, на мой взгляд, оно того стоит, и я встречаю это с большим удовольствием! Что ж, парни возвращаются в клуб на этой неделе в условиях недосыпа, испытывая головные боли и прочие болевые ощущения во всем теле. Они даже могут быть обеспокоены своим физическим состоянием в будущем, так что я могу понять, что некоторые из них будут стонать и охать. Но стоит отметить, что это просто волшебная жизнь, когда всё идёт хорошо, и мало какая работа приносит столько же удовольствия и радости в удачные периоды. Очевидно, что в наши дни за эту работу платят «весьма неплохо», что является серьёзным подспорьем, а медицинские возможности ушли на много световых лет вперёд, но даже в таком случае в будущем за это всё равно придется расплачиваться. Однако с точки зрения того, кто этим занимается – как и в глазах любого болельщика – в подобной ситуации не жалко заплатить такую цену.