Прощальное интервью Терри — часть первая

В течение следующих двух дней мы расскажем о том, что Джон Терри, который покидает «Челси» этим летом, думает о карьере, которую провел в клубе. В первой части нашей эксклюзивной беседы с Джоном Терри самый успешный капитан в истории клуба рассказывает о том, как он проявил себя в начале своей карьеры в клубе и как АПЛ повлияла на него. Был ли в твоей карьере в «Челси» момент, когда ты прошел через трудные испытания и почувствовал, что можешь конкурировать здесь и добиваться успеха на самом высоком уровне? «Думаю, что в глубине души я всегда в это верил, но вряд ли есть какая-то конкретная игра, на которую я могу взглянуть и сказать, что в ней я почувствовал это. Наверное, поэтому я сегодня и здесь. Потому что я никогда не сидел и не думал, что добился этого, будь то попадание в сборную сезона, номинация «Игрок сезона» и «Игрок года» или завоевание трофеев. Все это я забывал и уже в следующем году ставил новые и большие цели. Я никогда не думал, что дело сделано, я искоренил это внутри себя. Я всегда был из тех людей, кто думает: я выиграл один титул, я хочу выиграть второй, третий и четвертый, и сейчас я завоевал свой пятый титул АПЛ. Я стал первый капитаном в истории, кому удавалось это. Это то, чем я по-настоящему горжусь». «Вера в себя, несомненно, должна присутствовать. В молодости нужно усердно работать, и когда ты добиваешься чего-то, это происходит не только по причине своей веры, но и потому, что тренер верил в тебя и ставил в команду, в первую очередь». «Поэтому когда у тебя появляется уверенность в себе, у тебя появляется чувство, что ты можешь справиться с игроками из первой команды. Но ошибки неизбежны. Я много ошибался в свои первые дни и матчи в «Челси»». «Когда я оглядываюсь назад и вспоминаю несколько ранних матчей, то думаю, действительно ли они остались в прошлом? Но своими достижениями я обязан болельщикам «Челси». Можно потерять мяч или совершить ошибку в случае с забитым голом, но они снова будут петь твоё имя, потому что ты — один из них и прошел клубную Академию. Они знают, что этот клуб значит все для меня». В чем заключается секрет того, чтобы поддерживать мотивацию к успеху на протяжении долгих лет? «Это, несомненно, что-то естественное, что находится внутри тебя. Я всегда был одинаковым, и даже моя жена говорит мне об этом сейчас. Если я играю в настольный теннис или бильярд, или иду в боулинг с детьми, я должен победить. Им 11 лет, так что, возможно, это звучит немного грубо, но мой отец был точно таким же, когда я рос. Когда я боролся на руках со своим отцом, он никогда не позволял мне выиграть, никогда. И в детстве это очень расстраивало меня, но когда я добился цели, когда я его побил в армрестлинге в 16 лет, это что-то значило, потому что я знал, что он старался победить, а я был сильнее. Так я был воспитан, и, думаю, что это хороший способ, чтобы увлечь детей, а также это дает огромную уверенность. Но они должны знать разницу между победой и поражением. И когда они выигрывают, они должны знать, что заслуживают этого. Поэтому если они хотят обыграть своего отца в настольный теннис, им лучше попрактиковаться». Премьер-лига сильно изменилась за время твоей карьеры? «Думаю, что она стала лучше и продолжает улучшаться год за годом, если честно. В первую очередь это касается уровня игроков. Он улучшается, а иностранные легионеры на протяжении многих лет играют важную роль, учитывая менталитет, которые они демонстрируют в Англии, на поле и за его пределами». В первую очередь вырос уровень игроков, а также большое влияние оказывали иностранные футболисты, и их подход ко многим вещам положительно сказался на нашей жизни, как в футболе, так и в повседневной жизни. Премьер-лига была очень силовой, с дальними забросами мяча на нападающих, и большинство команд играли с одним большим нападающим и одним быстрым рядом с ним. А теперь мы видим команды, защитники которых распределяются по штрафной и разыгрывают мяч, отправляемся в нашу Академию и видим, как это делают ребятишки в возрасте 7–8 лет, они делят штрафную между собой и уверенно действуют с мячом, и это приятно видеть». «Также повысилось качество полей. Они не были плохи и когда я рос, однако теперь на газоне не бывает ни единой кочки. Когда я начинал играть, нужно было учитывать такой вариант при контроле мяча или выполнении передачи. Теперь же гладкое поле – данность, и благодаря этому повышается класс». Можешь ли ты подсчитать, сколько в среднем раз за сезон ты играл через боль? «Множество раз. В чемпионском сезоне 2015 года, когда я отыграл каждую минуту каждого матча, приходилось как-то справляться. Я видел, что и другие это делают. Было невероятно, что Давид Луис и Гари Кэйхилл не играли и не тренировались в течение нескольких недель перед финалом Лиги Чемпионов». «Помню, в эпоху Жозе Моуринью он настаивал, чтобы я играл или тренировался, когда у меня были сломаны палец на ноге и кость стопы. Мне приходилось колоть по два укола в палец каждый день на протяжении года, один раз перед тренировкой, и иногда врачу приходилось выходить на поле и делать новый укол, поскольку предыдущего не хватало, если занятие длилось дольше часа. Для меня это была данность. Я бы сделал это завтра же, поскольку, пусть это и звучит безумно, за футбольный клуб можно отдать жизни, если он столько вложил в тебя на протяжении лет». И ведь нельзя давать людям понять, что играешь с травмой… «Нельзя, но после матчей бывало по-разному, или бывали моменты перед матчами, когда казалось, что будут проблемы, но потом выходишь на поле, и боль уходит, потому что в действие вступает адреналин. Болельщики распевают твоё имя, и это как раз тот момент, когда их роль очень существенна. Когда они выкрикивают имена игроков и поддерживают их – это большое подспорье». Как по-твоему, достаточно ли уделено внимания тому, насколько ты улучшил игру левой ногой, став более или менее «двуногим» игроком и получив возможность играть левее в центре обороны? «Наверное нет, но это знаю я, так что, если честно, меня это не беспокоит, и болельщики «Челси» это видели, будь то диагональная передача из центра обороны на правый фланг полузащиты, или правому вингеру, или вообще в эту зону. Я делаю это очень уверенно, и теперь я более уверенно действую левой ногой на длинной дистанции». «Это стало возможно благодаря упорному труду и желанию быть лучшим, поскольку, когда я пробился в состав, за этим стоял мыслительным процесс. У нас были Марсель Десайи, Франк Лебёф, Майкл Даббери и Эмерсон Томе, и все они были правшами. Поэтому я полагал, что, если я хочу с ними конкурировать, это будет совсем непросто, но если я конкурирую, будучи лучшим левым центральным защитником, чем все они, то у меня появляются неплохие шансы пробиться, а когда уж пробьюсь, всё будет зависеть от меня». «Я работал над этим каждый день на протяжении многих лет, и по-прежнему делаю это. Болельщики «Челси» знают это, и я тоже знаю, поэтому не так уж важно, знают ли другие, покуда это известно причастным «Челси»». В то же время другие твои фирменные действия, вроде блокировок ударов головой и передач грудью, всегда на виду… «Да, с самого раннего времени. Я защитник не просто так, вероятно это потому, что я был недостаточно хорош, чтобы быть полузащитником или нападающим. Но я анализирую свою игру и вижу, как другие защитники делают, быть может, слишком много касаний, а всё, что я хотел – это получить мяч и отдать его ребятам вроде Лэмпса в одно касание, поскольку, чем меньше касаний я делаю, тем больше времени он будет владеть мячом, а у Лэмпса класса больше, чем у меня. Было правильней, чтобы не у меня, а у него было время, чтобы сделать два-три касания – таков всегда был мой подход». В начале карьеры ты часто шёл в жёсткие подкаты и говорил о том, что тебе нравится эта сторона игры, однако позднее ты стал делать это реже. Это стало следствием естественного развития твоей игры или результатом зрелости и понимания того, что тебе не нужно так активно проявлять себя? «Конечно, моя игра изменилась. На тренировках я делал на этом упор, ведь молодому игроку хочется, чтобы его признавали, и это работало, и в играх тоже. Мне нравятся подкаты. Для меня это как голы – по-настоящему хороший отбор или блок, когда получаешь мячом по лицу с пяти метров, однако предотвращаешь гол. Для меня это равноценно голу. Думаю, это во мне говорит «старая школа», менталитет того поколения, с которым я рос. Мне нравится эта сторона игры, и я люблю обороняться». Так что же доставляет тебе больше удовольствия в действительно важной игре – забитый гол или «сухой» счёт? «Прежде всего — «сухой» счёт, ведь когда ворота остаются на замке, команда получает шанс, однако бывали моменты, когда я забивал решающий или победный гол, и если выбирать между этим, то, думаю, я выберу гол. Благодаря нему получаешь три очка или завоёвываешь трофей. Ощущение от взятия ворот замечательные, однако важные отборы или действия в обороне – это то, ради чего я играю и живу».