Выбор Холланда

Стив Холланд в эти выходные впервые проведет матч в качестве постоянного помощника главного тренера сборной Англии после ухода из «Челси». Он пообщался с официальным сайтом и рассказал о самых памятных матчах за восемь лет работы в клубе. Изначально Холланд был назначен тренером резервной команды «Челси» в августе 2009 года, а затем стал помощником главного тренера в 2011 году. Он помог клубу завоевать все крупные трофеи дома и добиться триумфа в Европе. И именно с еврокубков он начинает свой рассказ.   Шумный вечер Первый матч, который я назову – это встреча с «Наполи» в Лиге Чемпионов в 2012 году в 1/8 финала. В первом матче на выезде мы проиграли 3:1 самой, наверное, контратакующей команде в Европе. В то время у них в атаке выступали Марек Гамшик, Эсекьель Лавесси и Эдинсон Кавани. В домашнем матче не было права на ошибку, и нам удалось победить 4:1 в добавленное время. Тогда Бранислав Иванович забил победный гол. Я говорил с бывшими игроками, легендами «Челси», и они сказали, что на «Бридже» была такая потрясающая атмосфера, какую они не могли припомнить, а они знают, о чем говорят. Это лучшая атмосфера, что я помню на «Бридже».   Серьезный матч после серьезного матча после серьезного матча Второй я назову встречу, которая была частью плотного графика игр, что часто случается в «Челси». Наступает момент в сезоне, когда появляется шанс выиграть два или три трофея, и матчи идут один за другим. Справиться с таким потоком – сложная задача.     Мы играли со «шпорами» в полуфинале КА на «Уэмбли» в 2012 году, и мы выиграли 5:1. Это было в воскресенье, а в среду мы уже встречались с «Барселоной» в первом матче полуфинала Лиги Чемпионов, и лучше всего про ту игру в КА я помню, как возвращались в автобусе домой с «Уэмбли» с Роберто Ди Маттео.   Мы только что обыграли «Тоттенхэм» 5:1 и вышли в финал КА, и мы не выпивали, никто из нас. У нас были открыты ноутбуки, и мы уже изучали «Барселону». А в понедельник нам надо было представить план на игру. Такова жизнь в «Челси»: не всегда есть время радоваться успехам. Следующий важный матч всегда уже на носу.     План сработал Мы выбрали тот же состав и в домашнем матче с «Барселоной» – это мой третий выбор из всех встреч –  с небольшими изменениями. Робби был очень умен тактически, и я считаю, что его недооценивают. Когда мы вспоминаем тот матч, все говорят, что нам повезло, и меня это раздражает. Робби выпустил Рамиреса на левом фланге в тот вечер против «Барселоны», а Хуана Мату – на правом фланге в схеме 4—3—3. Мы говорили о том, что надо ловить Дани Алвеса на контратаках, и единственный гол в матче был забит именно после того, как Фрэнк Лэмпард вернул команде мяч, закинул его на Рамиреса, и тот прорвался за спину Алвесу и сделал кросс на Дидье Дрогба, и дальше все как по маслу.      Не то чтобы я называл это моим четвертым любимым матчем, но в субботу после победы 1:0 мы играли с «Арсеналом» на «Эмирейтс», и когда мы говорили о плотном расписании матчей, о четырех важных встречах подряд, мы решили, что, если мы хотим выдержать всю серию до конца, а она завершалась поединком на «Ноу Камп» во вторник, надо чем-то жертвовать.  Если бы мы выпускали тот состав, который хотели, во всех четырех встречах, в последнем матче игроки бы уже умерли, а это был самый важный поединок. На «Эмирейтс» мы сделали восемь изменений, и только два полевых игрока остались от основного состава – Джон Терри и Гари Кэйхилл, центр обороны, и мы сыграли вничью, что было очень ценно, учитывая изменения. Но самое важное, что ко вторнику основные игроки были отдохнувшими.  Важный матч Четвертым среди самых любимых матчей я назову второй матч полуфинала с «Барселоной» в 2012 году. Если первый матч был тактическим, то второй – морально-волевым и эмоциональным. Величайшее достижение команды на футбольном поле за всю историю! Я, конечно, предвзят в пользу «Челси», но я понимаю, что говорю. Мы проигрывали с разницей в два мяча в какой-то отрезок матча на глазах у 100 тысяч человек, играя против сильнейшей команды на тот момент, в составе которой был величайший игрок, когда-либо известный миру, они были на пике формы, а нас было только 10.      Два основных центральных защитника выбыли из строя. Правый защитник играл на позиции центрального защитника, правый вингер играл на позиции правого защитника, и то, что мы смогли пробиться в финал Лиги Чемпионов, было просто невероятно.    Гол Рамиреса перед перерывом был, на мой взгляд, самым важным голом, когда-либо забитым в истории «Челси», потому что нам не надо было уже забивать во втором тайме. Нам надо было только обороняться. Это было сложно, но возможно. Если бы во втором тайме нам пришлось открываться, бросаться в атаку, то оставались бы пространства в обороне, и мы могли бы пропустить снова. И тогда бы у нас были неприятности. Так что в перерыве мы перестроились с 4—4—1, схемы, которую мы использовли после удаления, на 4—5—0, и играли без форварда. Дрогба играл слева и практически выполнял роль левого защитника.      Мы 45 минут не выходили со своей половины поля. Это были самые длинные 45 минут в нашей жизни. У меня шея устала, потому что голова была повернута в сторону наших ворот постоянно. Мы только раз вырвались из-под прессинга, когда Эшли Коул с правой ноги вынес мяч на 60 метров, и все, что я помню – бело-желтый силуэт, и я вдруг понял, что рядом никого. А потом –  «Боже! Фернандо Торресу надо только переиграть вратаря!»   Если так подумать: мы играли вдесятером, игроки были уже уставшие, ведь они полностью выложились, и если бы мы выпустили этих футболистов на матч с «Арсеналом», мы не выиграли бы встречу с «Барселоной».   Важные решения Мой пятый выбор – матч, в котором «Челси» не участвовал, так что это выглядит несколько странно, но я думаю, это важный матч в истории «Челси» по двум причинам. Это была встреча между дортмундской «Боруссией» и мюнхенской «Баварией» в Берлине – финал Кубка Германии за неделю до финала Лиги Чемпионов.      На следующий день после той встречи мы играли с «Блэкберном», это был наш последний матч в сезоне. Господин Абрамович предоставил мне и Робби частный самолет, чтобы мы смогли слетать в Германию и посмотреть матч немецких команд. В субботу мы закончили тренировку, выехали из Кобхэма, отправились в аэропорт, до стадиона было близко, и мы вернулись уже тем же вечером. И во-первых, сама поездка была невероятной, а во-вторых, мы определились с двумя вещами на финал Лиги Чемпионов.   В полуфинале мы использовали схему 4—3—3 в матче с «Барселоной», с Хуаном Матой и Рамиресом на флангах и единственным нападающим – Дидье. В полузащите были Рауль Мейрелеш, Фрэнк Лэмпард и Микел, но на финал у нас были дисквалифицированные.  Мы видели, что «Боруссия» сделала с «Баварией», и они выиграли 5:2. Они играли по схеме 4—4—1—1. Синдзи Кагава играл под Робертом Левандовским, и два фланговых игрока были похожи на солдат. Они были великолепны в обороне.    У «Баварии» в составе был Филипп Лам на правом фланге обороны, он был не просто атакующим крайним защитником, он еще и голы забивал. У них был Арьен Роббен, так что в плане обороны на этой половине поля все было достаточно проблемно для нас. Мы решили выпустить Мату под Дрогба – наша версия Кагавы под Левандовски – а за ними мы выстроили две шеренги по четыре игрока, чтобы наглухо закрыть пространства. И тогда впервые всплыло имя Райана Бертранда. Мы решили, что он может сыграть перед Эшли Коулом, потому что  когда Роббен смещался в центр, а Лам уходил на фланг, Коул и Бертранд оба отлично играли в обороне, и если бы они менялись позициями, это было бы не страшно. К таким выводам мы пришли после матча в Берлине.   В матче с «Блэкберном» мы смогли дать Райану поиграть, и позже мы пробовали это на тренировке. Эшли и Райан были друзьями, им это понравилось, было видно, что появилось взаимопонимание, и сразу стало понятно, что план сработает. Для тренера это была большая ответственность, ведь это был финал Лиги Чемпионов, а команда не пробилась в зону Лиги Чемпионов. Но все закончилось хорошо, вот поэтому я и назвал среди важных матчей финал Кубка Германии.