Не пропусти
Главная » Последние новости » Звездный игрок: Эден Азар

Звездный игрок: Эден Азар

Финальный матч Кубка Англии в минувшую субботу стал для Эдена Азара 300-м за «Челси». Бельгиец стал шестым легионером, которому удалось достичь этой отметки, а первым был Джанфранко Дзола.  На этом сходство между Азаром и Дзолой на заканчивается. Позиция на поле, умение обыгрывать один в один, способность изменить игру, привнеся в нее немного магии, антропометрические данные и умение делать шоу на поле. Список можно продолжать, несмотря на то, что их карьерные пути в «Челси» разошлись с разницей в 20 лет. Отмечая достижение Азара (300 матчей за клуб) и вспоминая аналогичный успех Дзолы, официальный сайт клуба задал обоим игрокам аналогичные вопросы, разузнав о том, что нужно, чтобы вырасти в суперзвезд в «Челси», которыми они, несомненно, являются.  Завтра на вопросы ответит Дзола, а сегодня очередь Азара. И вот что он ответил. Сколько тебе было лет, когда ты впервые понял, что можешь кого-то обыгрывать один в один?  Мне было около четырех лет, когда это стало получаться. В таком раннем возрасте просто хочется играть и получать удовольствие, ты не осознаешь, что обладаешь какими-то способностями при работе с мячом. Но спустя несколько лет, возможно, когда мне было семь или восемь, я понял, что люди много говорят, и слушал своего отца и всех больших парней, которые говорят — это хорошо, вот это хорошо, у него есть способности при работе с мячом. Поэтому вместе с этим осознаешь, что обладаешь каким-то мастерством. Так что это было где-то в семь-восемь лет. Ты много раздумывал над тем, как у тебя это получалось, или это просто спонтанно приходило в голову?  Естественно, когда ты молод, ты не думаешь об этом, ты просто играешь. Ты просто наслаждаешься этим моментом со своими друзьями, потому что все мы друзья, особенно когда играешь за деревенскую футбольную команду. Ты знаешь там каждого, поэтому просто хочешь хорошо провести время с ними.  Ты играл против старших ребят?  Конечно, я почти никогда не играл с парнями моего возраста. Я всегда играл с теми, кто на год старше меня, потому что выступал с поколением игроков 89-го и 90-го года рождения, а сам я 91-го, так что, как по мне, когда играешь с игроками постарше, больше узнаешь, учишься различным вещам. Так что да, конечно, я играл против тех, кто был старше. (На фото 17-летний Азар играет за «Лилль») Ты пробовал отрабатывать дриблинг, обыгрывая статические предметы?  Нет. Единственное, что я делал, это играл со своими братьями в футбол в помещении. Помещение было небольшим, так что приходилось передвигать некоторые предметы, поскольку я думал, что не стоит бить мячом в эту сторону, потому что я знал, что в гостиной находятся хорошие вещи, так что, возможно, лучшим вариантом было просто передвинуть диван. Это все, что мы делали.  Ты что-нибудь разбивал?  Мы разбивали множество вещей, вам нужно спросить мою маму!  Твоя мама тоже профессионально занималась футболом. Она наверняка относилась с пониманием.  Да, конечно, конечно.  Как ты считаешь, почему ты сформировался как игрок, который хорошо работает обеими ногами, почему не стал «одноногим» футболистом? Ты работал над чем-то конкретно?  Это потому, что мой отец привык мне говорить: футбол — это не только правая нога. Теперь я даже своим детям говорю то же самое. Футбол — это две ноги, ты должен играть своей правой и своей левой. Окей, в молодости ты просто хочешь играть «рабочей» ногой, ты не думаешь о работе другой ногой, но когда начинаешь задумываться о том, чтобы стать лучше,  начинаешь работать другой ногой. Важно, чтобы это происходило в юном возрасте?  Да, конечно, потому что ты учишься всему, когда ты молод. Это как изучать язык в молодости. Мои дети говорят на обоих языках, потому что рано начали это делать. И с футболом то же самое. Чем раньше начинаешь играть обеими ногами, тем больше шансов преуспеть в этом.  Это правда, что первое касание в футболе — самая важная вещь?  Да, конечно. Определенно, первый контроль мяча, первый пас. Для меня футбол строится вокруг первого касания, потому что, обладая навыками, но при плохом контроле мяча, ты не можешь продолжать играть в свой футбол. Поэтому я люблю смотреть, как играет Хуан Мата. Я получал удовольствие от игры с ним, потому что у него всегда было хорошее первое касание. Можно даже сделать ему плохую передачу, и он должным образом обработает ее и просто будет играть в футбол. Это то, что Джанфранко Дзола сказал об игре с Марком Хьюзом: можно отдавать ему худшие передачи в мире, и он сделает так, что они будут хорошо смотреться. Поэтому у нас в команде и собраны топ-игроки. Иногда ты отдаешь кошмарную передачу, но эти фантастические игроки справляются с ней, обрабатывают ее, придерживают мяч, разворачивают игру.  Как и Дзола, ты быстро адаптировался в «Челси». Что было важно для такого хорошего начала в клубе? Это всегда важно, когда переходишь в новый клуб, и в первую очередь хочешь сыграть и сразу же провести хороший матч, а затем, когда появляется уверенность, начинаешь разговаривать с игроками, и не только о футболе. Но самая важная вещь в футболе — быть готовым ко всему.  Когда ты готов, когда у тебя есть уверенность в партнерах по команде и в главном тренере, то все становится проще.  Что касается меня, то, когда я поменял страну, пришлось разговаривать на другом языке. Но у меня была возможность говорить на французском с другими игроками, когда я 6 лет назад перебрался в команду. Петр Чех говорил по-французски. Сезар Аспиликуэта, который перешел в клуб в тот же период, что и я, тоже говорил на нем. Майкл Эссьен также был здесь, так что эти игроки помогли мне, потому что, возможно, иногда не все понимаешь по-английски, а они могут перевести тебе это, они говорят с тобой, и затем ты начинаешь говорить, говорить, говорить и уже разговариваешь самостоятельно.  Как и Дзолу, тебя также активно опекают на поле и много бьют по ногам в каждом матче. Но вы оба склонны сохранять хладнокровие, не реагировать, не мстить. Это очень сложно?  Нет, это естественно. И это зависит от воспитания. Мои родители всегда говорили мне: если кто-то тебя бьет, отвечай ему игрой на поле, и такова моя философия. Все просто! Сейчас вы знаете, что меня бьют в каждой игре, но у меня все хорошо с отношением к этому. Защитника, который меня бьет, я попытаюсь обыграть, прокинув мяч между ног или что-то в этом духе, потому что я маленький и если захочу кого-то ударить, то наверняка проиграю (смеется)!  Что насчет принятия решений на поле? Ты стараешься видеть все варианты продолжения игры вокруг тебя? Предугадываешь, как будет развиваться игра в следующее мгновение?  Я пытаюсь. Я пытаюсь видеть все, но в футболе нужно быстро думать, у тебя нет 10 секунд, чтобы подумать, можешь ли ты сделать передачу направо или налево, потому что если слишком долго думать, защитник тебя накроет. Я предпочитаю говорить, что играю инстинктивно. Всякий раз, когда я с мячом, я пытаюсь найти верное решение. Если оно заключается в том, чтобы идти в обыгрыш, то я иду в обыгрыш. Если лучше всего сделать передачу, я отдаю передачу или двигаюсь. Я всегда играю инстинктивно. Вот и все.  Игроки вроде тебя всегда играют под давлением, поскольку все ожидают от тебя, что ты можешь решить исход матча, особенно если игра складывается не лучшим образом. Насколько тяжело справляться с таким давлением?  Я не люблю говорить, что не испытываю давления, потому что в футболе всегда испытываешь некоторое давление, но много об этом не думаешь. Когда я играю в футбол, я думаю о том, чтобы показать свой максимум. Если команда нуждается во мне, я постараюсь показать свою лучшую игру. Да, иногда игра складывается непросто, противник хорошо обороняется, мы хорошо атакуем, но нам не удается забить, и в этих случаях мы отноcимся к игрокам того типа, которые меняют ход игры. Дзола был таким игроком, когда выступал. Да, мы за секунду можем изменить игру, все внимание приковано к нам, но мы способны с этим справиться, без проблем.  Удивительно, что на протяжении многих лет тебе удавалось играть без травм. Есть ли что-то особенное, что приходится делать, чтобы их избежать?  Мне повезло, я сильный. В футболе иногда можно увидеть хрупких игроков, которые часто травмируются, но мне повезло. У меня была травма голеностопа в прошлом году, но большую часть времени все было хорошо, я могу играть. Не знаю, как это объяснить. Естественно, я забочусь о физическом состоянии, я профессионал, разумеется, но у меня нет объяснения. Можно увидеть некоторых игроков, которые выступают без травм, даже если и играют в другом стиле, нежели я. Я думаю, что дело в физическом состоянии, а может быть, просто в везении.  Ты забил несколько мячей ударами головой, несмотря на свой рост. Ты доволен их количеством? Да, потому что я могу выпрыгнуть, в этом причина. В Англии большие защитники, я — маленький, и иногда я могу переиграть их (в воздухе), так что это здорово, но это не мой футбол, это просто бонус, потому что я люблю играть низом.  Ты хорошо знаком с карьерой Дзолы в «Челси»?  Я многого не знаю, потому что я по-настоящему начал смотреть матчи «Челси», когда за команду выступал Дидье (Дрогба). Так что я не так много знаю о Дзоле, но я многое слышал о нем, потому что он является большой легендой «Челси», и мы похожи на поле. Я видел несколько его голов и думаю, что он фантастически зрелищный игрок.  Вы на двоих выиграли множество премий «Игрок года» в «Челси». Это важно для тебя? Нет, для меня это не очень важно. Для меня важно получать удовольствие на поле, выигрывать трофеи, но коллективные. Мне не важны индивидуальные награды. Да, это хорошо, потому всегда хорошо что-нибудь выигрывать в футболе. Атакующим игрокам, поскольку они забивают мячи, проще завоевать эти награды. Иногда мы забываем, что у нас есть фантастические вратари и защитники, так что иногда они тоже заслуживают награды, но внимание получаем мы, потому что забиваем голы. Я счастлив, я трижды становился «Игроком года» в «Челси», но для меня это не важно.  Назови причину, по которой бы ты хотел или не хотел поиграть в 90-е годы, 20 лет назад, когда выступал Дзола? 20 лет назад были другие поля, но также я думаю, что 20 лет назад в футболе было больше спорта, игра была проще, а сейчас это очень большой бизнес. Нужно побеждать, футболки должны продаваться, у нас есть много вещей, которые необходимо делать. Я думаю, что 20 или 30 лет назад футбол был немного другим, там больше приходилось думать исключительно о самом матче.